Сочинение «ЖАНРОВО-КОМПОЗИЦИОННОЕ СВОЕОБРАЗИЕ ПОЭМЫ Н. В. ГОГОЛЯ МЕРТВЫЕ ДУШИ»

Загрузка...

Н. В. Гоголь— выдающийся писатель критическогореализма, продолжающий традиции А. С.Пушкина и углубляющий критическоеотношение к современной действительности.Задумывались“Мертвые души” таким образом, чтобы впроизведении “явилась” вся Русь.Естественно, что такой колоссальныйзамысел не укладывался в существующиежанровые рамки; композиционное строениетоже должно было стать чем-то особым.До сих порвызывает споры жанровое определение,данное “Мертвым душам” Н. В. Гоголем.Известно, что на обложке первого изданиякниги на первом плане крупными буквамивыступило слово “поэма”, затеняя даже самоназвание. Какие ассоциации должны быливозникнуть у современника в связи с этим?Во-первых,поэмой называли “Илиаду” и “Одиссею” —жанр, который Гоголь считал невозможным впослегомеровское время.

Поэмой называлиромантическое произведение байроновскогоили пушкинского типа. И наконец, слово “поэма”могло навести на мысль о великом творенииДанте. Поэмой называли “Божественнуюкомедию” В. Г. Белинский, А. Ф. Мерзляков итакой знаток итальянской литературы, как С.П. Шевырев.Сходстводвух “поэм” не осталось не замеченнымсовременниками. В первую очередь следуетуказать на трехчастное строениепроизведений, ведь “Мертвые души”задумывались автором именно так, поаналогии с “Адом”, “Чистилищем” и “Раем”,хотя замысел, к сожалению, и не былреализован до конца. Но в пределах этогосходства современные литературоведынаходят и другие любопытные аналогии.

Обратимся кпервому тому “Мертвых душ”. В поэме Дантеперсонажи в первой части следуют в порядкевозрастающей виновности. И чем больше в нейсознательного элемента, тем она выше. У Н. В.Гоголя такие пороки и преступления, какубийство, предательство, вообще исключены:“Герои мои вовсе не злодеи”. Но принципрасположения характеров в известной мересохранен.С этойточки зрения легко можно объяснить тот факт,что Манилов открывает галерею помещиков. УДанте в преддверии Ада находятся те, кто неделал ни зла, ни добра.

Действительно, этомусоответствует описание Гоголем того родалюдей, к которому относится Манилов: “...Людитак себе, ни то, ни се, ни в городе Богдан, нив селе Селифан”. Следующие за Маниловымперсонажи отличаются отнего тем,что у них есть какая-то “страсть”, какой-то“задор”, хотя рано еще говорить осознательном элементе. Впервые эта “вина”проявляется в Плюшкине: мы ясно видим, чтоон мог бы быть другим человеком. В связи сэтим произносит автор такое “напутствие”:“Забирайте с собой в путь... всечеловеческие движения, не оставляйте их надороге”.Во второмтоме, как писал сам Н. В. Гоголь, “характерызначительнее прежних”.

Действительно,здесь повышается элемент сознательности.Описание Бетрищева развивается на другомуровне, нежели характеристики помещиков,встретившихся читателю в первом томе.Недостатки в Бетрищеве перемешаны сдостоинствами. Таким образом,разграничивая эти два понятия, автор даетчитателю понять, что и сам герой это можетсделать. Но не делает, и это повышает еговину.Не толькоБетрищев, Тентетников, Платонов, Хлобуев, нодаже Петух, легкомысленный чревоугодник,обнаруживают в себе задатки высокихкачеств. Удивительно описание прогулкиПетуха в лодке — оно все пропитано лиризмом,как сказал И. С. Тургенев, “потрясающим водно время всю душу читателя”.

Переход отпервого тома ко второму осуществляетсяпосредством образа Плюшкина: в связи с нимвпервые всплывает луч света, впервые мывидим “церковь” в помещике, и впервыепоявляется мотив поиска — Плюшкинпостоянно что-то ищет и поднимает.Аналогичнымспособом второй дом должен был статьпереходным к третьему. Хотя проступкиЧичикова становятся все тяжелее, все чащепросыпается в нем голос совести, которыйопять указывает на возможность другогопути.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Урок как основная форма обучения