Сочинение «Сочинение на тему фольклорные мотивы в поэзии Генриха Гейне»

Загрузка...

Во многих стихотворениях есть характерная гейневская ироническая концовка; часто она подобна взрыву, низвергающему читателя из голубого тумана романтических грез в прозаическую реальность: Неужели не сказал ты Ей о страсти беззаветной? И в глазах ее неужто Не прочел любви ответной? Неужели не увидел Глубь души ее в глазах ты? Ведь ослом как будто не был Прежде, друг, в таких делах ты. Перевод Т. СильманВ «Лирическом интермеццо» и «Снова на родине» более заметными становятся фольклорные влияния, они проявляются в мотивах, образах, ритмике гейневской лирики. Здесь мы встречаемся со знаменитой «Лорелеей», ставшей народной песней. Лорелея — рейнская сирена, заманивающая пловцов. На этот сюжет писали стихи и другие немецкие поэты. «Лорелею» Гейне отличает особенная поэтическая глубина при внешней простоте звучания: Не знаю, что стало со мною, Печалью душа смущена. Мне все не дает покою Старинная сказка одна.

Прохладен воздух, темнеет, И Рейн уснул во мгле. Последним лучом пламенеет Закат на прибрежной скале. Там девушка, песнь распевая, Сидит на вершине крутой. Одежда на ней золотая, И гребень в руке — золотом. И кос ее золото вьется, И чешет их гребнем она, И песня волшебная льется, Неведомой силы полна. Безумной охвачен тоскою, Гребец не глядит на волну, Не видит скалы пред собою, Он смотрит туда, в вышину. Я знаю, река, свирепея, Навеки сомкнётся над ним, И это все Лорелея Сделала пеньем своим.

Перевод В, ЛевинаЕще в «Юношеских страданиях» Гейне широко использовал фольклорные мотивы как форму поэтического обобщения, сравнивая судьбу своего неудачливого в любви героя с судьбой героев народных песен и сказок («Бедный Петер» и другие стихотворения). Теперь он говорит об извечной трагичности судьбы его лирического героя: Девушку юноша любит, А ей по сердцу другой, Другой полюбил другую, И та ему стала женой. И девушка тут же, с досады, Идет, невпопад и невпрок, За первого встречного замуж Перевод В. ЗоргенфреяНо лирический герой Гейне знает также, что …и песни, и звезды, и луна, И глазки, и солнечный свет, и весна, Как бы ими ни полнилась грудь, В этом мире — не вся еще суть. Перевод В. ЗоргенфреяКак ни грустит поэт о несостоявшемся счастье, его глазам все полнее открывается реальная жизнь в ее живой и прекрасной конкретности. В стихотворении «Снова на родине» есть краткие бытовые зарисовки («О сердце мое, ты печально…», «Прекрасная погода»), появляется картина бушующего моря, непосредственно не связанная с любовными переживаниями героя, возникает образ красавицы рыбачки, рядом с которой герой хотел бы посидеть на морском берегу. В «Северном море», заключительном цикле «Книги песен», тема несчастной любви оттесняется мотивом единения с безбрежной морской стихией и философски окрашенными раздумьями о человеке и человечестве.

Эти стихи написаны в вольном и приподнятом ритме, подобно гимнам Гёте («Прометей», «Ганимед» и др.) и стихам Гельдерлина. Здесь тоже появляется гейневская ироническая концовка, как, например, в стихотворении «Вопросы», где изображен юноша, вопрошающий вечное море о смысле жизни.Ироническая концовка отнюдь не умаляет величия бесконечной природы, утверждаемого Гейне в «Северном море». Она означает лишь, что ответа на вопрос о смысле жизни человеку следует искать не у природы, а у самого себя. Это и есть главный вывод, который лирический герой извлекает из своих юношеских страданий.