Сочинение «Смешное и трагическое в творчестве А. П. Чехова»

Загрузка...

Его врагом была пошлость, он всю жизнь боролся с ней.A. M. ГорькийЧехов жил и творил в конце XIX — начале XX века, в переломную эпоху русской истории, накануне двух войн и двух революций, в период пробуждения сознания широких масс. Свой гражданский писательский долг, он видел в том, чтобы средствами словесного искусства открывать людям многомерность жизни, “правду безусловную и честную”, разрушать иллюзии, поддерживать в человеке достоинство, развивать в нем способность видеть мир собственными глазами, понимать его своим умом, чувствовать своим сердцем. Какой бы из его рассказов я не взяла, везде чувствуется душевная боль писателя от людской подлости, пошлости, ограниченности. Силой художественного слова Чехов боролся со всеми этими пороками, высмеивая их и жалея тех несчастных, которые делались жертвами людской злобы и несправедливости.Вот, например, рассказ “Смерть чиновника”. Экзекутор Червяков так навязчиво и униженно раболепствует перед генералом, пытаясь извиниться за свое неосторожное поведение (чихнул, и брызги попали на лысину генерала), что последний не выдерживает, хотя, кажется, должен был привыкнуть к пресмыкательству подчиненных. В бешенстве он набрасывается на бедного Чер-вякова и выгоняет, “сомлевшего от ужаса” и душевно умершего.

Вернувшись домой, Червяков действительно умирает. Смешно и горько. Не случайно рассказ называется “Смерть чиновника”, именно чиновника, а не человека.Близок по тематике и рассказ “Толстый и тонкий”. Встречаются два друга детства: радость, объятия, приятные воспоминания...

Но вдруг выясняется, что толстый дослужился до высших чинов, а тонкий так и остался “вечным мучеником четырнадцатого класса”, и на полуслове обрывается разговор, а тонкий превращается в полусогнутого, заискивающего раба. Да, это тот “смех сквозь слезы”, которым столь блестяще владел Гоголь.Рассказ “Справка” — поистине зарисовка с натуры. Посетитель приходит в присутствие, но его никто не замечает, даже после того, как он дал чиновнику два рубля... Но стоило добавить еще, как “чиновник ожил, точно его подхватил вихрь”. Все необходимые операции были сделаны мгновенно, с улыбками и поклонами.

Смешно? Увы, такова жизнь, мало что изменилось в ней со времен Чехова.Изумителен по своей обличительной силе рассказ “Брожение умов”. Здесь изображается уже не одна какая-то черта, а совокупность черт.

Не знаешь, чему удивляться: нелепости события, туповатой наивности его участников, стадности, полицейщине или тому, что все в конечном итоге закончилось в трактире?! Можно смеяться над этой жизнью, но, смеясь, вы понимаете, что жить так больше невозможно.Много у Чехова рассказов, где он открыто смеется над косностью, глупостью, пошлостью, хамелеонством: это “Экзамен на чин”, “Хирургия”, “Маска”, “Хамелеон”. Есть произведения иного плана, где боль, грусть, жалость захватывают вас целиком, не оставляя места другим чувствам.Таков, например, рассказ “Тоска”. У извозчика Ионы умер сын. Горе и тоска сжимают сердце...

А вокруг нет никому дела до его беды: он пытается излить свою печаль то одному седоку, то другому, но у всех свои дела, своя жизнь... И только бессловесная лошадь в состоянии, не перебивая, выслушать его долгий и горестный рассказ. “Тоска” — обвинительный акт человеческому отчуждению, равнодушию. Разве можно так жить людям?!Варьке, девочке из рассказа “Спать хочется”, находящейся в услужении у сапожника, действительно хочется спать.

Изо дня в день, с утра до вечера ее гоняют, заставляют постоянно что-то делать, у нее нет ни минуты покоя, а когда приходит ночь, ее лишают последнего утешения — сна, заставляя качать хозяйского ребенка, который плачет ночи напролет. Она спит сидя, а ее будят и бьют, а ребенок все плачет, и спать так хочется! В полубреду, не понимая, что онаделает, Варька душит грудного ребенка и тут же, на полу, засыпает.