Сочинение «Россия и русский народ в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души»»

Загрузка...

«Русь, куда же несешься ты? дай ответ.Не дает ответа...»Н. В.ГогольПочти у каждого писателя есть произведение, которое является делом всей его жизни, творением, в которое ложил он свои искания и сокровенные думы. Для Гоголя это, без сомнения, «Мертвые души», так и оставшиеся неоконченными после семнадцати лет работы. Поэма вызвала горячие споры и толки. В. Г.Белинский имел все основания сказать, что вопрос о «Мертвых душах» столько же литературный, сколько и общественный, результат столкновения старых начал с новыми. Читая книгу впервые, я мало обращал внимания на лирические размышления автора о России и русском народе. Эти прекрасные места даже казались неуместными в сатирической поэме.

Перечитав недавно «Мертвые души», я вдруг открыл Гоголя как великого пат-риота, убедился, как важен для всего замысла писателя исполненный гордости образ Руси. За последние годы громадно вырос вопрос о судьбе нашей сегодняшней России, о ее предназначении, будущности, о способности русского народа вновь совершить исторический рывок. Ученые, писатели, политики и экономисты спорят об этом. Порой мне как бы слышатся слова Н. А.Некрасова, обращенные к русскому народу:Ты проснешься ль, исполненный сил,Иль, судеб повинуясь закону,Все, что мог, ты уже совершил —Создал песню, подобную стону,И духовно навеки почил?..Как же не обратиться к певцу земли Русской Гоголю за советом в такое сложное время?С того момента, как бричка Чичикова тихо вкатилась в губернский город N и поспешно уезжает из города, проходит немного времени, но читатель успевает не только познакомиться с удивительным разнообразием помещиков и чиновников, но и увидеть образ целой страны, понять «несметное богатство русского духа».Писатель не отделяет помещиков и чиновников от народа, как это делают критики.

Так можно назвать из всех типов только Плюшкина, душа которого омертвела от жадности. Но сам Гоголь поясняет, что «подобное явление редко попадается на Руси». Здоровяка Собакевича, способного съесть целого осетра; кутилу, враля, гуляку и скандалиста Ноз-древа; мечтательного лентяя Манилова; прижимистую «дубинноголовую» Коробочку; прожженного взяточника Ивана Антоновича «кувшинное рыло»; полицмейстера, объезжающего торговые ряды как свою вотчину, и многих других героев «мертвыми душами» не назовешь. Это либо хозяева-кулаки, либо бесполезные люди, либо подлецы, которых Гоголь сумел «припрячь».И эти господа, и Петрушка с Селифаном, и два мужика, спорящие, доедет ли колесо до Москвы, — часть русского народа.

Но не лучшая часть. Истинный образ на-рода видится, прежде всего, в описании умерших крестьян. Ими восхищаются и автор, и Чичиков, и помещики. Их уже нет, но в памяти людей, их знавших, они приобретают былинный облик.«Милушкин, кирпичник, мог поставить печь в каком угодно доме.

Максим Телятников, сапожник: что шилом кольнет, то и сапоги, что сапоги, то и спасибо, и хоть бы в рот хмельного! А Еремей Сорокоплехин! да тот мужик один станет за всех, в Москве торговал, одного оброку приносил по пятисот рублей. Ведь вот какой народ!

А каретник Михеев! Ведь больше никаких экипажей и не делал, как только рессорные». Так хвалился своими крестьянами Собакевич. Чичиков возражает, что они уже умерли и только «мечта». «Ну нет, не мечта! Я вам доложу, каков был Михеев, так вы таких людей не сыщете: машинища такая, что в эту комнату не войдет...

А в плечищах у него была такая силища, какой нет у лошади...».И сам Павел Иванович, разглядывая списки купленных крестьян, будто видит их наяву, и каждый мужик получает «свой собственный характер». «Пробка Степан, плотник, трезвости примерной», — читает он и начинает представлять: «А! Вот он... На протяжении нескольких страниц знакомимся мы с разнообразными судьбами простых людей.