Сочинение «Революция в поэме Блока «Двенадцать»»

Загрузка...

В истории русской культуры начала XX века творчество А. А. Блока — художника, прошедшего путь «среди революций», чутко уловившего и противоречия, и величие своей эпохи, — явление огромной общественной и художественной значимости. Вихрь Октябрьского переворота, в мгновение ока лишивший страну государственности, самобытности, культурных корней, многими представителями творческой интеллигенции был воспринят как Апокалипсис.Однако, переосмыслив спустя некоторое время революционные события, часть интеллигенции искренне поверила (или заставила себя поверить) в возможность преобразования мира, его поворота к золотому веку. А. Блок был среди тех, кто признал Октябрь 1917 года и попытался его понять. О. Мандельштам в 1918 году очень точно передал атмосферу в среде россиян, принявших революцию: Ну что ж, попробуем: огромный, неуклюжий, Скрипучий поворот руля.

Земля плывет. Мужайтесь, мужи…Преодолевая в ходе своего идейно-творческого развития субъективно-идеалистические представления о мире и искусстве, пережив в поисках правды человеческих отношений и светлые надежды, и трагические разочарования, Блок пришел к осознанию неразрывной связи судьбы художника с судьбами родины, народа, революции. По словам М. А. Бекетовой, Блок «прислушивался к той «музыке революции», к тому шуму от падения старого мира, который непрестанно раздавался у него в ушах ». Свое отношение к происходящим событиям Блок с предельной ясностью выразил в статье «Интеллигенция и Революция»: «Переделать все. Устроить так, чтобы все стало новым; чтобы лживая, грязная, скучная, безобразная наша жизнь стала справедливой, чистой, веселой и прекрасной жизнью». Статья заканчивалась призывом поэта: «Всем телом, всем сердцем, всем сознанием — слушайте Революцию».

Октябрьские события сначала окрылили поэта: «Произошло то, чего никто еще оценить не может, ибо таких масштабов история еще не знала. Не произойти не могло, случиться могло только в России». Именно это понимание мировой масштабности события, исторически предначертанного, отразилось в поэме «Двенадцать», ставшей поэтическим символом революции. Романтическая окрыленность и трезвый анализ, лирическая взволнованность и местами едкая саркастическая стилистика поэмы сочетаются с поистине глобальной образностью и смелой реалистической символикой.Сразу же после появления поэма «Двенадцать» вызвала самые ожесточенные споры и разноречивые толкования. Одни с презрением отвергали ее как «большевистскую», другие видели в ней и ее героях злую пародию на большевиков. Однако сам Блок в записке о «Двенадцати» писал: «…

те, кто видит в поэме политические стихи, или очень слепы к искусству, или одержимы большой злобой». По словам поэта, его поэма была написана «в порыве, вдохновенно, гармонически цельно». Поэма «Двенадцать» стала первой поэмой о революции, неразрывно связавшей ее образы с евангельскими мотивами. Не случайно в поэме многократно присутствует число «двенадцать» : это и двенадцать глав в поэме, и двенадцать месяцев в году, и священное число высшей точки света и тьмы (полдень и полночь), и двенадцать человек в отряде, и двенадцать апостолов.Характерно, что в литературе XX века внимание писателей часто уделяется определенным моментам Евангелия — трагическому периоду от Великого понедельника до Пасхи. Чаще всего мы видим ссылки на распятие Христа и на дни Его страстей. И все же, несмотря на сходство взятых образов, авторы переосмысливают их по-разному.

У Блока двенадцать красногвардейцев, мерно отбивающих «державный шаг» по улицам Петрограда, — это двенадцать апостолов революции. Двенадцать идут по пути Христа, идут на Голгофу, обреченные на гибель. «Кровавый стяг», цвета рубища Христа, реет над головами красногвардейцев, превратившихся в символ жертвы. В то же время апостолы — антиподы двенадцати, так как И идут без имени святого Все двенадцать — вдаль.