Сочинение «Пространственно-временная структура романа М. А. Булгакова «Мастер и Маргарита»»

Загрузка...

В литературе немало произведений, в которых “соседствуют” миры реальный и фантастический. Это и “Илиада” Гомера, и “Божественная комедия” Данте, и романтические баллады Жуковского. Появление реализма (двадцатые годы XIX века) практически вывело из употребления данный прием. Тем более важным стало появление романа “Мастер и Маргарита” с его уникальной пространственно-временной структурой — троемирием. Подобная концепция не является изобретением Булгакова. О существовании мнимого мира говорится, например, в книге" П. Флоренского “Мнимости в геометрии”, также в ней сформулирована идея о троичности бытия. Но автор “Мастера и Маргариты” полемизирует с ученым, так как последний трактовал Сатану как “обезьяну Бога”, а мнимый мир населен силами Света. Философское обоснование рассматриваемой концепции дается в трудах Г. Сковороды.

Итак, структура романа строится по принципу существования трех миров: земного, библейского и вечного. Последний — связующее звено между первыми двумя, он помогает обнаружить сходство между встречей на Патриарших прудах и допросом Иешуа Га-Ноцри — эти события произошли в один и тот же день календарного года. Между мирами существует и композиционная связь, в романе они переплетаются. “Древние” главы вводятся по-разному: как рассказ Воланда и сопровождающее его видение, как сон Ивана Бездомного и как отрывок из романа Мастера.

Эти главы выделены и стилистически: в них появляется размеренный ритм повествования, вновь приходящая гибкость речи создает ощущение реальности происходящего. Существуют в романе ситуации, повторяющиеся во всех трех мирах, — таким образом Булгаков стремился сделать связь времен очевидной. Легко прослеживаются совпадения в описании погоды (гроза в Ершалаиме и в Москве). Зачастую это — прямые реминисценции: “Тьма накрыла ненавидимый прокуратором город. Исчезли висячие мосты опустилась с неба бездна ”. Пропал Ершалаим — великий город, как будто вовсе не существовал на свете”.

Это пейзаж начала 25-й главы. И конец 29-й главы: “...Эта тьма, пришедшая с запада, накрыла громадный город. Исчезли мосты, дворцы. Все пропало, как будто этого никогда не было на свете”. Также повторяется образ мраморной лестницы: она присутствует и в древних главах, и на балу у сатаны. Интересен и образ толпы, который возникает во время казни Иешуа, на балу и в очереди в варьете.

Связь времен выявляет и знаменитая фраза “...Пятый прокуратор Иудеи, всадник Понтий Пилат”. Она же завершает повествование в различных мирах: библейском — в главе 26, вечном — в главе 32 и в московском — в эпилоге. Каждый из этих миров имеет также свои временные особенности: в первом действие продолжается один день (одно из трех единств классицизма; в третьем — с вечера среды до вечера субботы). Что касается потустороннего мира, то в нем время останавливается и не движется (например, бал у сатаны).

К слову, именно таким образом в романе решается проблема греха Маргариты: она совершила его за пределами времени, и ее душа осталась незапятнанной, следовательно, ее поступок безвреден и прощается. Маргарита — уникальный персонаж и в системе образов, структура которой продиктована концепцией троемирия. Герои, существующие в разных “измерениях”, но сведенные одной проблемой, объединяются автором в триады. Маргарита является исключением в этой системе. Она — собирательный образ, и основные ее качества — любовь и сострадание — присутствуют во всех мирах. Поэтому у нее нет двойников, она — монада.

Особняком стоят персонажи Мастера и Иешуа, объединенные проблемой творчества. Их сближает то, что по натуре они не борцы, наличие трагедии непонимания; можно говорить и о существовании “Голгофы творчества” для обоих персонажей. Однако истинное разрешение проблема творчества получает не в системе образов, а в троемирий.