Сочинение «Поэма «Двенадцать» формально не входит в блоковскую трилогию»

Загрузка...

Поэма «Двенадцать» формально не входит в блоковскую «трилогию», но, связанная с ней многими нитями, она стала новой и высшей ступенью его творческого пути. «Во время и после окончания «Двенадцати»,- свидетельствовал поэт,- я несколько дней ощущал физически, слухом, большой шум вокруг - шум слитный (вероятно, шум от крушения старого мира)». И еще:«…Поэма написана в ту исключительную и всегда короткую пору, когда проносящийся революционный циклон производит бурю во всех морях - природы, жизни и искусства». Вот эта «буря во всех морях» и нашла свое сгущенное выражение в поэме. Все ее действие развертывается на фоне разгулявшихся стихий «Ветер, ветер - и на всем божьем свете!»,«Ветер хлесткий»,он «гуляет»,«свищет»,«и зол и рад», и разыгралась что-то вьюга», и ох, пурга какая, спасе!» и так далее.

Очевидно, что образы ветра и метели романтичны и имеют символический смысл. Символична и вся система образов поэмы - от первого до крайне неожиданного последнего. Сам автор «Двенадцати» отказался от попыток рационально-логического объяснения своего произведения. Многие в поэме-ошеломляюще-неожиданно. «Мерцающий» смысл поэмы не подчиняется законам линейной логики - это, пожалуй, одно из главных свойств смысло-пораждения в поэме. Резкое противопоставление двух миров - «черного» и «белого», старого и нового - с полной определенностью выявляется в первых двух главах поэмы: в первой главе - сатирические зарисовки обломков старого мира (буржуя, старушки, барыни в каракуле, гулящей Катьки, а во второй главе - коллективный образ двенадцати красногвардейцев, представителей «новой власти» и защитников «новой жизни». Блок не идеализирует своих героев.

Выразители народной стихии, они несут в себе и все ее крайности. С одной стороны, это люди, сознательно подхватившие революционные лозунги («революционный держите шаг!») и готовые исполнить свой долг. С другой стороны - в их психологии еще живы и отчетливо выражены настроения стихийной, анархической «вольницы» Запирайте этажи, Нынче будут грабежи! Отмыкайте погреба - Гуляет нынче голытьба! Вся сюжетная линия - нелепое убийство одним из красногвардейцев (Петрухой) своей любовницы Катьки - тоже в большой степени отражает неуправляемость поступков красногвардейцев и вносит в ее колорит трагическую окраску. Блок видел в революции не только ее величие, но и ее «гримасы»; свое восприятие революции он выразил в статье «Интеллигенция и революция».

Человеку, впервые читающему поэму «Двенадцать», несомненно, будет непонятно окончание поэмы. Так идут державным шагом - Позади - голодный пес, Впереди - с кровавым флагом, И за вьюгой не видим, И от пули невредим, Нежной поступью надвьюжной, Снежной россыпью жемчужной, В белом венчике из роз - Впереди Иисус Христос. Финальный образ Христа не просто многозначен, но и создан соединением противоречащих друг другу характеристик. Поэтому он не поддается рассудочной расшифровке. Многозначна и семантика «цветовых» деталей образа Христа: «кровавый флаг» вызывает ассоциации не только с цветом революционных знамен, но и с пролитой кровью, «белый венчик из роз» может быть истолкован как деталь аллегорического образа мадонны или как принадлежность похорон, как символ забвения и ухода, в конечном счете,-смерти. Революционная стихия подается Блокам в освещение двух не сочетающихся правд.

С одной стороны, это правда внешнего раскрепощения социальных низов. С другой стороны - это правда духовного освобождения от унизительной власти низменно-телесного в человеке, от биологических инстинктов, от бойцовских рефлексов. Носитель этой правды отсутствует вплоть до последнего явления. Они, персонажи поэмы, остаются грешниками на продуваемой ветрами земле, он - над ними и независим от них, над вьюгой, хаосом и над историей. Земля и небо остаются разобщенными.