Сочинение «Почему Эксперимент профессора преображенского можно назвать неудачным?»

Загрузка...

Повесть Михаила Булгакова “Собачье сердце” можно назвать пророческой. В ней автор, задолго до отказа нашего общества от идей революции 1917 года, показал тяжелейшие последствия вмешательства человека в естественный ход развития, будь то природа или общество. На примере провала эксперимента профессора Преображенского М. Булгаков пытался сказать в далекие 20-е годы, что страну необходимо возвратить, по возможности, в ее прежнее естественное состояние. Почему же эксперимент гениального профессора мы называем неудачным? С научной точки зрения этот опыт, напротив, весьма успешный. Профессор Преображенский совершает уникальную операцию: пересаживает псу человеческий гипофиз от скончавшегося за несколько часов до операции мужчины двадцати восьми лет. Человек этот — Клим Петрович Чугункин. Булгаков дает ему краткую, но емкую характеристику: “Профессия — игра на балалайке по трактирам.

Маленького роста, плохо сложен. Печень расширена (алкоголь). Причина смерти — удар ножом в сердце в пивной”. И что же? В появившемся в результате научного эксперимента существе задатки вечно голодного уличного пса Шарика соединяются с качествами алкоголика и уголовника Клима Чугункина. И нет ничего удивительного в том, что первыми произнесенными им словами была ругань, а первое “приличное” слово — “буржуи”. Научный результат получился неожиданным И уникальным, но в бытовом, житейском плане он привел к самым плачевным последствиям.

Появившийся в доме профессора Преображенского в результате операции тип, “маленького роста и несимпатичной наружности”, перевернул отлаженный быт этого дома. Он ведет себя вызывающе грубо, самонадеянно и нагло. Новоявленный Полиграф Полиграфович Шариков “. надевает лакированные ботинки и галстук ядовитого цвета, его костюм грязный, неопрятный, безвкусный.

При помощи домкома Швондера он прописывается в квартире Преображенского, требует положенные ему “шестнадцать аршин” жилплощади, даже пытается привести в дом жену. Он считает, что повышает свой идейный уровень: читает книгу, рекомендованную Швондером, — переписку Энгельса с Каутским. И даже делает по поводу переписки критические замечания... С точки зрения профессора Преображенского — все это жалкие потуги, которые никоим образом не способствуют умственному и духовному развитию Шарикова.

Но с точки зрения Швондера и ему подобных Шариков является вполне подходящим для того общества, которое они создают. Шарикова даже взяли на работу в государственное учреждение. Для него же стать хоть и небольшим, но начальником — значит преобразиться внешне, получить власть над людьми. Теперь он одет в кожаную куртку и сапоги, ездит на государственной машине, распоряжается судьбой девушки-секретарши. Его наглость становится беспредельной.

Целыми днями в доме профессора слышны нецензурная брань и балалаечное треньканье; Шариков является домой пьяным, пристает к женщинам, ломает и крушит все вокруг. Он становится грозой не только для обитателей квартиры, но и для жильцов всего дома. Профессор Преображенский и Борменталь безуспешно пытаются привить ему правила хорошего тона, развить и образовать его. Из возможных культурных мероприятий Шарикову нравится только цирк, а театр он называет контрреволюцией. В ответ же на требования Преображенского и Борменталя вести себя за столом культурно Шариков с иронией замечает, что так люди мучили себя при царском режиме.

Таким образом, мы убеждаемся, что человекообразный гибрид Шариков — это скорее неудача, чем удача профессора Преображенского. Он и сам понимает это: “Старый осел... Вот, доктор, что получается, когда исследователь вместо того, чтобы идти параллельно и ощупью с природой, форсирует вопрос и приподымает завесу: на, получай Шарикова и ешь его с кашей”. Он приходит к выводу, что насильственное вмешательство в природу человека и общества приводит к катастрофическим результатам.