Сочинение «Критика индивидуалистического бунта в романе Ф. М. Достоевского Преступление и наказание»

Загрузка...

Создание романа “Преступление и наказание” пришлось на переломный для России рубеж пятидесятых-шестидесятых годов прошлого века. Это было время Второй империи во Франции, время Наполеона III, время Бисмарка, начавшего объединение Германии “железом и кровью”, время краха старых феодальных порядков в России и роста новых, буржуазных. На смену дворянским революционерам пришли революционеры-разночинцы, которых попытался изобразить И. С. Тургенев в образе Евгения Базарова в романе “Отцы и дети”. В романе Н. Г. Чернышевского “Что делать?” представлена теория “разумного эгоизма”, которая во многом перекликается с теорией Раскольникова и проповедует принцип: “цель оправдывает средства”, разделявшийся многими разночинцами. Подоб-вые теории существовали не только в России.

Нам известно, что одной из причин, подвигнувших Достоевского написать роман, был процесс француза Ласенера, который был судим за убийство и пытался оправдаться тем, что его преступление было “бунтом против общества”. Самому автору глубоко претили эти теории, и в романе он попытался показать их порочность.Раскольников предстает перед нами как человек, одержимый идеей. Его идея не так уж нова. Согласно теории Раскольникова, люди делятся на “тварей дрожащих” и на особых людей, которые “право имеют” на совершение преступления ради великих задач.

Себя Раскольников пытается отнести к последней категории. Убийство старухи-процентщицы должно было доказать или опровергнуть его теорию. Раскольников совершает преступление, пытаясь доказать себе, что он готов переступить через условности и “осмеливается взять власть, что под ногами валяется”. И это несмотря на то, что еще перед убийством он понимает, что “если даже задумался, вошь ли человек, или не вошь, значит, не вошь он для меня, и не гожусь я в Наполеоны”.Изображая мучения отделившегося от общества Раскольникова, Достоевский пытается доказать, что никакими аргументами, никакой логикой человек не может оправдать убийство перед своей совестью. Этого теория Раскольникова не учитывает.

Как говорил Разумихин: “Живая душа не приемлет никакой механики, живая душа подозрительна, живая душа ретроградна, живая душа жизни требует, теория предусмотрит три случая, а их миллион”. Полностью осознать свое преступление не только перед людьми и законом, но и перед Богом Раскольникову помогает Соня, выражающая религиозные воззрения и убеждения автора.Большую роль в критике индивидуалистического бунта играют “двойники” Раскольникова, а особенно Свидригайлов и Лужин. Свидригайлов является самым ярким его “двойником”, потому что у него тоже есть своеобразная теория, согласно которой он считает себя вправе преступить законы и жить только для себя. Он живет так всю жизнь, прожигая ее в развлечениях. Но, как и Раскольников (после убийства), он постоянно ощущает одиночество и бесцельность своей жизни, особенно после смерти Марфы Петровны. В разговорах с Раскольниковым он постоянно придумывает себе занятие на будущее: путешествие по Европе, полет на воздушном шаре, женитьба...

У него нет цели в жизни, он далек от окружающих. Познакомившись с Раскольниковым, Свидригайлов пытается найти в нем единомышленника, пытается найти в нем понимание, ведь их жизненные теории так похожи. Но Раскольников отвергает все предложения Свидригайлова о дружбе, в нем Свидригайлов находит только презрение. Возможно, на примере Свидригайлова Раскольников увидел свое возможное будущее или еще одну трещину в своей теории. Если бы он сумел убедить свою совесть, что совершенное преступление будет искуплено огромным количеством добрых дел, то он начал бы совершать другие, искренне считая, что все будет оправдано. А потом пропала бы необходимость в оправданиях, и он начал бы жить в свое удовольствие, переступая через все преграды, подобно Свидригайлову.