Сочинение «Иешуа и Пилат спор об истине — спор о человеке (роман М. А. Булгакова «Мастер и Маргарита»)»

Загрузка...

В ершалаимских сценах романа Михаила Афанасьевича Булгакова «Мастер и Маргарита» два главных героя — пятый прокуратор Иудеи, римский всадник Понтии Пилат и нищий бродяга Иешуа Га-Ноцри, не помнящий своих родителей. Между собой они ведут спор об истине. Иешуа утверждает, что все люди — добрые. Дабы опровергнуть это утверждение, Пилат демонстрирует ему злого человека — кентуриона Марка Крысобоя, который избивает подследственного. Однако Га-Ноцри все равно остается при своем прежнем убеждении. Когда прокуратор вновь спрашивает Иешуа: «А теперь скажи мне, что это ты все время употребляешь слова «добрые люди»? Ты всех, что ли, так называешь?

» — Иешуа спокойно отвечает: «Всех... злых людей нет на свете». И Крысобоя он тоже считает добрым, добавляя при этом: «...Он, правда, несчастливый человек. С тех пор как добрые люди изуродовали его, он стал жесток и черств».Пилату Иешуа признается, что толпе на ершалаимском базаре «говорил о том, что рухнет храм старой веры и создастся новый храм истины». Прокуратор, страдающий жуткой головной болью, раздраженно возражает: «Зачем же ты, бродяга, на базаре смущал народ, рассказывая про истину, о которой ты не имеешь представления?

Что такое истина?» И слышит в ответ опять спокойный, ровный голос: «Истина прежде всего в том, что у тебя болит голова, и болит так сильно, что ты малодушно помышляешь о смерти. Ты не только не в силах говорить со мной, но тебе трудно даже глядеть на меня. И сейчас я невольно являюсь твоим палачом, что меня огорчает. Ты не можешь даже и думать о чем-нибудь и мечтаешь только о том, чтобы пришла твоя собака, единственное, по-видимому, существо, к которому ты привязан. Но мучения твои сейчас кончатся, голова пройдет».Здесь Иешуа как бы предрекает последующие муки совести, которые после казни будет испытывать прокуратор.

Пока же чудо исцеления, которое продемонстрировал Га-Ноцри, заставляет Пилата по-другому отнестись к безвестному бродяге-проповеднику. Он приказывает развязать арестованному руки и начинает с ним вместо допроса обыкновенный разговор двух интересующихся друг другом людей Прокуратор уже склонен доверять заявлению Иешуа, что тот не призывал толпу разрушить ершалаимский храм, но просит его поклясться, что таких призывов действительно не было - « — Чем хочешь ты, чтобы я поклялся? — спросил, очень оживившись, развязанный.— Ну, хотя бы жизнью твоею, — ответил прокуратор, — ею клясться самое время, так как она висит на волоске, знай это— Не думаешь ли ты, что ты ее подвесил, игемон? — спросил арестант — Если это так, ты очень ошибаешься.

Пилат вздрогнул и ответил сквозь зубы:— Я хочу перерезать этот волосок.— И в этом ты ошибаешься, — светло улыбаясь и заслоняясь рукой о г солнца, возразил арестант, — согласись, что перерезать волосок уж наверно может лишь тот, кто подвесил?»Понтий Пилат признает красноречие своего собеседника. И уже надеется, что не придется брать греха на душу, поскольку обвинение против симпатичного прокуратору Иешуа Га-Ноцри рассыпалось и можно с чистой совестью выносить оправдательный приговор. Но вдруг выясняется, и об этом с сожалением говорит тоже успевший проникнуться симпатией к арестанту секретарь, что над подследственным нависло еще одно, гораздо более страшное обвинение в нарушении «закона об оскорблении величества», за что полагалась смертная казнь.

И Иешуа с готовностью подтверждает, что действительно говорил крамольные речи, заключающие, по его убеждению, истину, поскольку «правду говорить легко и приятно»: «В числе прочего я говорил... что всякая власть является насилием над людьми и что настанет время, когда не будет власти ни кесарей, ни какой-либо иной власти. Человек перейдет в царство истины и справедливости, где вообще не будет надобна никакая власть». Прокуратор, после повторного, в ответ навопрос, уже в беседе один на один, утверждения Га-Ноцри, что царство истины все-таки настанет, кричит, стараясь самого себя, а не подследственного, убедить этим криком: «Оно никогда не настанет'» Тем самым он пытается хоть немного оправдать ту несправедливость, которую собирается свершить, утвердив смертный приговор невиновному.