Сочинение «Детские годы. Афанасий Афанасьевич Фет»

Загрузка...

В документальной биографии его многое не совсем точно – неточна и дата рождения. Интересно, что сам Фет отмечал как день своего рождения 23 ноября. Место рождения будущего поэта – Орловская губерния, деревня Новоселки, недалеко от города Мценска, родовое имение отца, Афанасия Неофитовича Шеншина. Афанасий Неофтович многие годы своей жизни, начиная с семнадцати лет, провел на военной службе. Участвовал в войне с Наполеоном. За доблесть, проявленную в сражениях, награжден орденами.

В 1807 году, по болезни, ушел в отставку (в звании ротмистра) и стал служить на поприще гражданском. В 1812 году он избирается на должность мценского уездного предводителя дворянства.Род Шеншиных принадлежал к древним дворянским родам. Но богатым отец Фета не был. Афанасий Неофитович пребывал в постоянных долгах, в постоянных домашних и семейных заботах. Может быть, это обстоятельство отчасти объясняет его сумрачность, его сдержанность и даже сухость и по отношению к жене, матери Фета, и по отношению к детям. Мать Фета, в девичестве Шарлотта Беккер, принадлежавшая по рождению к немецкой зажиточной бюргерской семье, была женщиной робкой и покорной. В домашних делах решающего участия не принимала, но воспитанием сына, по мере своих сил и возможности занималась.

Интересно и отчасти таинственна история ее замужества. Шеншин был вторым ее мужем.До 1820 года жила она в Германии, в Дармштадте, в доме отца. Видимо, уже после развода с первым мужем, Иоганном Фетом, имея на руках малолетнюю дочь, она встретилась с 44-летним Афанасием Неофитовичем Шеншиным. Тот находился в Дариштадте на излечении, познакомился с Шарлотой Фет и увлекся ею. Кончилось все тем, что он уговорил Шарлоту бежать с ним в Россию, где они и обвенчались.

В России, очень скоро по приезде, Шарлота Фет, ставшая Шеншиной, родила сына, нареченного Афанасием Шеншиным и крещенного по православному обряду.В детстве Фета было и грустное и хорошее. Хорошего даже, пожалуй, больше чем плохого. Многие из первых учителей Фета оказались недалекими в том, что касается книжной науки. Но была другая школа – не книжная.

Школа естественная, непосредственно-жизненая. Более всего обучали и воспитывали окружающая природа и живые впечатления бытия, воспитывал весь уклад крестьянского, сельского быта. Это, безусловно, важнее книжной грамоты. Больше всего воспитывало общение с дворовыми, простым людьми, крестьянами. Один из них – Илья Афанасьевич.

Он служил камердинером у отца Фета. С детьми Илья Афанасьевич держался с достоинством и важностью, он любил наставлять их. Кроме его воспитателями будущего поэта явились: обитатели девичьих – горничные.Девичьи для юного Фета – это самые последние новости и это чарующие предания и сказки. Мастерицею рассказывать сказки была горничная Прасковья. Первым учителем русской грамоты, по выбору матери, стал для Фета отменный повар, но далеко не отличный педагог мужик Афанасий.

Афанасий скоро научил мальчика буквам русского алфавита. Вторым учителем был семинарист Петр Степанович, человек, видимо, способный, решивший учить Фета правилам русской грамматики, но так и не научивший его читать.После того как Фет лишился учителя-семинариста, его отдали на полное попечение старика - дворового Филиппа Агофоновича, занимавшего при деде Фета должность парикмахера. Будучи сам неграмотным, Филипп Агафонович ничему научить мальчика не мог, не при этом заставлял его упражняться в чтение, предлагая читать молитвы.

Когда Фету пошел уже десятый год, к нему наняли нового учителя-семинариста, Василия Васильевича.При этом – для пользы в воспитании и обучении, для возбуждения духа соревнования – решено было учить вместе с Фетом также и приказчикова сына Митьку Федорова. В близком общении с крестьянским сыном Фет обогатился живым знанием жизни. Можно считать, что большая жизнь поэта Фета, как и многих других русских поэтов и прозаиков, началась встречею с Пушкиным.