ОТ АРХАИЧЕСКОГО ЭПОСА К КЛАССИЧЕСКОМУ

Загрузка...

Героический эпос в отличие от народной сказки тяготеет к историческим, национальным, государственным масштабам. Его история тесно связана с процессом формирования народностей и древнейших государств. Поэтому национальное своеобразие выступает в эпосе ярче, чем в сказке. Эпос содержит народную поэтическую концепцию исторического прошлого, он наполнен коллективистским, по существу патриотическим, пафосом.

Конечно, поэтические формы воплощения народной судьбы в героическом эпосе весьма своеобразны и меняются в процессе эволюции жанра. В частности, мифологические образы (по мере того как племенное сознание в связи с этно-политической консолидацией поднимается до государственного и национального) постепенно вытесняются историческими. Поэтому эпос в известном смысле всегда историчен. Даже в мифологических образах эпос выражает народный взгляд на историю, а не «перелицовывает» мифолого-психологические архетипы.

Эпический фон, несущий определенный общественно-исторический смысл, является существенным элементом эпико-героического жанра. Другой его важнейший элемент— образ самого героя, тип богатыря, непосредственного носителя народных идеалов.

Образ богатыря на первый взгляд заключает в себе парадокс. Его сила, храбрость и могучая энергия исклю чительны, в нем всячески подчеркивается не только личная инициатива, но известная самоуверенность и упрямство, гордость и даже строптивость. Его деяния, порой имеющие характер причуд, — результат самодеятельности, не терпящей никаких ограничений, никакой «дисциплины». Но эта свободная самодеятельность героя в конечном счете естественно, стихийно, имманентно направлена на достижение общенародных эпических целей, большей частью на защиту народа от врагов.

В эпосе в наивной, но яркой форме выражена высокая ценность и человеческой личности (как личности героической), и коллективизма, воплощенного в этой личности. В непосредственно общественном характере личной деятельности богатыря и заключается самая сущность эпико-героической идеализации. В нем же основа специфической гармоничности эпоса, того стихийного единства индивидуального и народного начал, которое отличает героический эпос от буржуазного романа.

Героический эпос — исторически конкретная поэтическая форма, порожденная определенными социально-историческими условиями и связанная с определенной ступенью человеческой культуры.

Образ богатыря не мог возникнуть в период развитых первобытнообщинных отношений, ибо не существовало в тот период необходимой степени выделенности личности из общины. В то же время именно в кровно-родовой форме социальных отношений исторически в значительной мере коренится непосредственно общественный характер героических деяний эпического богатыря.

Эпос возникает в период разложения первобытнообщинного строя и продолжает развиваться на ранних ступенях классового общества, когда родовые связи еще сохраняют большое значение в жизни человека.

Важную роль в становлении эпоса безусловно сыграл период военной демократии. Нет сомнения, что в этот период происходило расшатывание локальных родовых, патриархальных связей, создавался известный простор для активного проявления отдельной личности, что являлось необходимой предпосылкой для возникновения образов богатырей.

Эти черты Абсолютизировали Чэдвики, Баура, Леви и другие современные зарубежные исследователи, разработавшие индивидуалистическую концепцию эпического героя как своего рода «сверхчеловека», совершающего сопряженные с риском подвиги только ради личной славы. Однако патриархальные отношения не исчезают и на заре классового общества, а поэтому изображение взаимосвязей людей как кровных, родовых глубоко типично для эпоса и не представляет еще сознательного художественного приема.

На фоне Развивающейся социальной дифференциации и классовых антагонизмов воспоминания о первобытнообщинных обычно правовых нормах участвуют в формировании этических и эстетических идеалов народного героического эпоса, хотя, конечно, эти идеалы ни в коем случае не сводятся к первобытным нормам.

Возникая в период разложения первобытнообщинного строя, героический эпос опирается на традицию повествовательного фольклора доклассового общества. Выяснение роли доклассового фольклора как важнейшего источника формирования эпико-героического жанра и значения первобытнообщинного наследия в героическом эпосе было основным в нашем исследовании.

В фольклоре доклассового общества, в недрах различных жанров, из которых надо особо выделить сказания о культурных героях-первопредках, древнейшие богатырские сказки-песни и отчасти исторические предания о конкретных родо-племенных столкновениях, и появились элементы эпической героики.

В первобытных сказках центральным персонажем обычно являлся некий безличный «один человек», судьба которого почти целиком зависела от благоволения различных духов-хозяев, а это благоволение определялось или любовно-родственными связями с хозяевами, или строгим соблюдением табу, различных магических предписаний, принесением жертвы и т. п. Хотя подобные сказки могли возникнуть как сообщения о реальных фактах, эти факты интерпретировались в сказках в духе господствующих мифологических представлений, отражавших бессилие и полную зависимость человека от природы.

Центральный персонаж такой прасказки, такой «мифологической былички» воплощал каждого, любого члена родо-племенного коллектива, что составляло «типичность» героя первобытной сказки. Но подобный типический персонаж прасказки не был еще истинным героем, в его образе не было и не могло быть героической идеализации.

При первобытном строе не рядовой член общины и не духи-хозяева, воплощавшие враждебные человеку силы природы, а человеческий коллектив в целом воспринимался как героический образ. Кроме того, необходимой для героической идеализации свободой самодеятельности при родовом строе мог обладать только мифологический герой, каковым в первобытном фольклоре стал первопредок — культурный герой, генетически связанный с этиологическими мифами. Первопредок — культурный герой — находится в центре циклизации не только мифов, но и древнейших животных и волшебных сказок, а также героических сказаний.

Культурный герой-первопредок — это плод народной фантазии, первобытно синкретический образ. Сказания о нем были обобщением трудового опыта племени, летописью побед человеческого труда над природой, а отчасти и известным обобщением исторических воспоминаний о конфликтах с иноплеменной средой. При этом исторические воспоминания проецировались в доистори ческую мифическую эпоху первотворения. Культурный герой-первопредок воплощает мощь и самодеятельность родо-племенного коллектива в целом, является его персонификацией, и в этом смысле он типичен.

Таким образом, типизация в образе центрального персонажа — человека — осуществляется на противоположных полюсах первобытного фольклора в двух формах: всякий, каждый член коллектива (в мифологизированной быличке — предковой форме сказки) и персонификация коллектива в целом (в сказаниях о первопредках — культурных героях).

Взаимодействие этих архаических форм типизации стало основой дальнейшего развития образа человека в словесном искусстве.

Героическая идеализация в образе культурного героя прежде всего затрагивает его творческую самодеятельность. При этом героика на первых, порах еще окружена ореолом колдовства, магическое искусство и хитрость часто составляют ее главное содержание.

Наряду с подлинно героическими чертами герой наделяется и комическими. Носителем комической стихии становится «отрицательный» вариант культурного героя — мифологический плут-озорник.