Н. В. Гоголь вошел в литературу как непревзойденный

Загрузка...

Н. В. Гоголь вошел в литературу как непревзойденный мастер смеха. Повести Гоголя, его поэма «Мертвые души» простые по сюжету, прозрачны по разборке характеров. Но существует неразгаданная и не поддающаяся разгадке тайна Гоголя и тайна этого смеха. Н. В. Гоголь смеется над глупым, смешным, страшным, пошлым, но его смех грустный. Эта печаль – результат трагического несоответствия между идеалом и обыденностью, мечтой и реальностью. Не все просто у Н. В. Гоголя и в выборе объекта осмеяния.

У него может быть смешной разбойник капитан Копейкин и страшный заботливый хозяин Собакевич. Гоголь смеется над нечистой силой, но человек в зеркале его книг ужасает беспросветной ограниченностью, пошлостью, духовной нищетой.Гоголь смеется как умный клоун, смеется, чтобы не плакать. Прослушав «Мертвые души», Пушкин сказал: «Боже, как печальна наша Россия». После выхода поэмы в чем только не обвиняли Гоголя, что он якобы унижал Россию и ее народ. Но только человек, бесконечно преданный Родине, может так смеяться над всем, что ее искажает.У Н. В. Гоголя нет смеха ради смеха, он никогда не подразумевает развлечь скучающую публику.

Он мечтает об отзыве, о том, чтобы каждый, прочитав и посмеявшись, строго заглянул себе в душу: а я не Чичиков? Не Ноздрев? Не Плюшкин?Гоголь пародирует и высмеивает привычные «идеалы»: благой брак, «красавицу дочь и веселого мальчишку», преклонение перед внешними приличиями, достоинство человека, исчисляемое в звонкой монете. Очищенные горьким смехом, вновь открываются нам истинные ценности: любовь к Родине, чувство истории, вера в справедливость, любовь. Смех Гоголя не обязательный.

Он дает погибшему шанс воскреснуть. Это смех с надеждой на то, что в самой зачерствелой человеческой душе, даже в душе Плюшкина, есть уголок, куда проникает свет счастья и добра. Даже Чичиков может вспомнить о тех временах, когда его жизнь была освещена другим светом, о невинности и чистоте детства, о материнской любви. Светлый смех должен помочь человеку вернуться к своим началам уберечь его от низменного, пошлого существования. Н. В. Гоголь никогда не смеется зло. Он знает: милосердие – основа всего, а не осуждение. Его смех не знает о вечном проклятии, веселье, поднимающем душу.

Пушкин писал, что Гоголь заставляет людей «смеяться сквозь слезы грусти и умиления».