Для того чтобы понять Гоголя как мастера художественного слова, как великого

Загрузка...

Для того чтобы понять Гоголя как мастера художественного слова, как великого писателя-реалиста, целесообразно обратить внимание ещё на одну сторону при изучении языка «Мёртвых душ»: на работу Гоголя над текстом поэмы. Сопоставление канонического текста отдельных мест поэмы с первоначальной редакцией вскрывает процесс работы Гоголя над словом и убеждает в том, что перед, нами великий художник-реалист, стремящийся к меткости и точности слова, к большей простоте и доступности выражений.Известно, что Гоголь при всей гениальности был большой труженик и учил других тренировать себя в писательском искусстве. «Пишите, — писал он Сологубу, известному беллетристу того времени, — поставьте себе за правило хоть два часа в день сидеть за письменным столом и принуждать себя писать».Начало окончательной редакции («счастлив путник») гораздо конкретнее начала ранней редакции. Оно находит выразительное повторение и углубление в последнем предложении первого абзаца («счастлив семьянин») и третий раз повторяется в параллельном начале второго абзаца («счастлив писатель»), тем самым устанавливая теснейшую связь между двумя абзацами, параллельно развёрнутыми.Образ усталого человека с рядом осложняющих этот образ деталей, как явно громоздкий и ненужный, Гоголь закономерно смял.

Ряд кратких однородных членов к слову дороги, данных в форме любимого Гоголем приёма перечисления, освобождённых от отвлекающих, лишних деталей, сделал этот образ более Отточенным. Эта стяиутость перечисления сразу позволила Гоголю поставить сказуемое «видит» и вслед за ним искомое: «знакомую крышу» и рядом то, что бросается в глаза, радует и манит: «с несущимися навстречу огоньками» (взамен малоговорящих выпущенных подробностей).Вслед за этим наступает результат—удовлетворение («и предстанут») и даётся перечисление новых семейных впечатлений, без отвлекающих подробностей (сняты слова: нянька, собака), но зато с упором на эмоциональную, оздоровляющую - ценность этой встречи: «прерываемые пылающими лобзаниями, властными истребить всё печальное из памяти».Последнее предложение первого абзаца окончательной редакции точное, более яркое и реалистическое, чем состоящая из повторов и удлинений ранняя редакция того же текста.Большую смысловую нагрузку несёт и противительный союз но, усиливающий противопоставление и как бы - способствующий уравновешиванию концовкой абзаца всего его содержания.

Этот союз но играет такую же значительную роль и в следующем абзаце, где сопоставляются характеры и судьбы двух писателей, данных также в плане резкого контраста.Гоголь в поэме обстоятельно и последовательно развивает события:, он как бы своими глазами наблюдает происходящее, вглядывается во все характерные подробности людей, предметов или явлений и с необычайной меткостью, выразительностью и в то же время ясностью изображает их в поеме. В начале 2-й главы поэмы Гоголь прямо характеризует себя: «Автор любит чрезвычайно быть обстоятельным во всём, и с этой стороны, несмотря на то, что сам человек русский, хочет быть аккуратен, как немец». Обстоятельность и детализация в изображении окружающего являются неотъемлемыми свойствами Гоголя как писателя-реалиста, очень правдиво и в то же время просто рисующего всевозможные жизненные явления.

Возьмём несколько примеров ив текста поэмы.Вот ещё один пример: описание старинных часов у Коробочки, в котором Гоголь сочетает приём детализации с поэтическими сравнениями: «Слова хозяйки были прерваны странным шипением, так что гость было испугался: шум очень походил на то, как бы вся комната наполнилась змеями; но, взглянувши вверх, он успокоился, ибо смекнул, что стенным часам пришла охота бить. За шипеньем тотчас же последовало хрипенье, и наконец, понатужусь всеми силами, они пробили два часа таким звуком, как бы кто колотил палкой по разбитому горшку, после чего маятник пошёл опять покойно щёлкать направо и налево».